Что общего между 24 часами Дайтоны, Спа, Нюрбургринга и Ле-Мана? Если вы Рене Раст, то добились победы в каждом из этих легендарных марафонов. В каждом, за исключением Ле-Мана. Но это, по словам Рене, изменится ближе к 4 часам вечера 19 июня.

Рене Раст

От скоростного Ле-Мана до сонного Миндена - провинциального городка на севере Германии - путь весьма не близкий. Рене Раст вспоминает, когда ему было лет 6 или 7, отец впервые привез его на местный картодром. Именно на нем в тот день вспыхнула искра: как в маленьком моторе, так и в сознании маленького мальчика. Вскоре эти "несколько кругов для развлечения" переросли в круги борьбы за победы.

Однако картинг не был единственным увлечением Рене. Он любил все, что имело мотор, и все, на чем можно было гоняться в свежие летние дни его молодости. Одним из серьезных увлечений был мотокросс, пока однажды миссис Раст не собрала семейный совет и не установила новое правило: если молодой Рене намерен заниматься гонками, то либо на четырех колесах, либо вообще никак.

С того момента гоночная карьера пошла по естественному пути, свойственному всем талантливым ребятам в Европе. Рене начал побеждать в местных чемпионатах - папа купил карт, затем в национальных - папа купил трейлер, а затем и международных - папа купил моторхоум, колесивший по всей Европе и заправлявшийся оставшимися сбережениями и мечтами Рене. В конце-концов, в 2001 году эта дорога привела 15-летнего парня в самый важный чемпионат его жизни - European ICA Junior Series.

Рене Раст

Это было серьезное испытание стойкости и стремлений. Оно закончилось поражением. Рене проиграл 17-летнему немецкому вундеркинду из Хеппенхайма. Неудача, но амбиции Рене состояли из выносливого материала. Он собрался, вернулся через год и выиграл ADAC - ICA Junior Championship. Эта победа стала стартовой площадкой в мир младших формул, где репутация зарабатывается с большим трудом, а хрупкие мечты разрушаются также быстро, как эго и шасси. Рене буквально вырвал себе место в чемпионате Formula BMW ADAC - питомнике, где взращивались будущие чемпионы. На протяжении холодной весны и жаркого лета 2004 Рене боролся, но постоянно проигрывал, вплоть до финала сезона в дождливом Хоккенхайме. Ни он, ни другие гонщики, вроде будущего пилота Формулы 1 Себастьяна Буэми, ничего не могли поделать с молодым вундеркиндом из Хеппенхайма, который доминировал в этой серии, как никто раньше, выиграв немыслимые 18 гонок из 20.

"Будучи ребенком я гонялся против многих великих пилотов," - вспоминает Рене. - "Многие пилоты сегодняшней Формулы 1 были моими соперниками в картинге. Но Себастьян Феттель всегда был выдающимся. Даже в картинге и младших формулах он был парнем, которого хотелось победить. Я могу на пальцах сосчитать количество раз, когда мне это удавалось. Всегда хорош, всегда на вершине. Победить его можно только когда у него плохой день, что бывает крайне редко."

Рене Раст

Рене многое усвоил в тот год, когда Себастьян Феттель был помазан продолжателем несокрушимой череды немецких чемпионов, ведущей свой путь с начала 1900-х.

"Это сложный набор," - говорит Рене. - "Это не только чистая скорость, которая безусловно важна. Быть умным на трассе, уметь себя преподнести и построить свою карьеру - так же жизненно необходимо. Есть много очень быстрых пилотов, но, в конце-концов, быть быстрым не самое главное. Гонщик, конечно же должен быть быстрым, но нужно быть "полноценным" пилотом. Нужно иметь весь набор необходимых качеств: уметь правильно вести гонку, беречь шины и топливо, общаться со своей командой, находить компромисс со своим напарником. Именно эти качества отличают профессионала от любителя. Необходимо повышать свой уровень во всех аспектах."

Рене Раст

После пары лет в открытых колесах в 2005 году Рене перешел в VW Cup. Именно в туринговой машине он осознал свои возможности и свое призвание, с первого же года борясь за титул. В 2006 году Рене занял второе место в SEAT Leon Supercopa. Карьерная лестница привела немецкого гонщика в Porsche Supercup, где он дебютировал в 2007, а в 2010 завоевал свой первый чемпионский титул в профессиональных сериях.

"Я думал, что первая победа, а затем и первый титул все изменят, но этого не произошло," - говорит Рене. - "Когда я выиграл первый чемпионат, я подумал: "Так, сейчас я перейду в DTM или какой-нибудь топовый чемпионат", но это были лишь мечты. Никто не подходит к тебе и не говорит: "А теперь, когда ты победил, ты становишься пилотом DTM или Формулы 1". Каждый об этом мечтает, но этого не происходит. Я провел в суперкубке Porsche еще два года, и только после третьего подряд титула меня пригласили в Audi."

Когда в начале 2011 года 23-летнему Рене позвонили из Audi и предложили контракт - через 15 лет после его первых кругов на заброшенном картодроме в Миндене - он понял, что все, наконец, изменилось.

"До этого," - вспоминает Рене, - "все заработанные в гонках деньги были призовыми. Теперь же, имея контакт, я впервые получал зарплату. Хорошую зарплату. Только с момента подписания первого контракта я начал относиться к автоспорту как к карьере. До этого мои выступления могли закончиться в любой момент. Будучи ребенком или юношей, у меня не было денег, поэтому мне приходилось бороться за свое будущее, за место в машине. Но с контрактом на 2-3 года все становится иначе, серьезнее."

Рене Раст

В год подписания контракта за рулем Porsche 997 GT3 Рене одержал первую серьезную победу в гонках на выносливость - 24-часовом марафоне в Дайтоне за команду Magnus Racing. Далее последовала победа в 24-часовой гонке в Спа за Audi Sport Performance Team, а в 2014 одна из самых ярких побед в Нюрбургринге. Обе победы были одержаны за рулем Audi R8 LMS Ultra.

"Все эти победы особенные," - говорит Рене о трех самых крупных 24-часовых гонках в мире. - "Разве что победа на Петле была самой важной для меня," - следует небольшая пауза, - "но и Дайтона была важной, как впрочем и Спа. Каждая победа в гонке выдающаяся. У каждой есть свой характер и своя история."

Каждая победа имеет свою историю. Как, например, когда холодным январским днем этого года он выиграл марафон в Дайтоне во второй раз. Напарниками Рене были Джон Поттер, Марко Сифрид и Энди Лалли, но именно ему достался последний стинт, на котором его активно преследовал Lamborghini Huracan GT3, ведомый Фабио Бабини. Всего за 7 минут до финиша гонки Рене услышал по радио то, что ни один пилот не пожелал бы услышать.

Рене Раст

"У тебя заканчивается топливо, пропусти Lamborghini."

Беспомощный Рене поднял ногу с педали газа и пропустил Бабини без борьбы. Голос в наушниках уверял, что Lamborghini не хватит топлива до конца. Сидя в кабине, Рене ничего не оставалось, кроме как экономить топливо и надеяться. Менее, чем за 4 минуты до конца, Бабини свернул на пит-лейн, чтобы плеснуть топлива. Рене пронесся мимо и после 24-часовой гонки пересек финишную черту, всего на 3 секунды опередив Porsche. Буквально сразу после этого топливо закончилось.

"Мы были небольшим мотором, который помог дотянуть до финиша," рассказал Энди Лалли в интервью Autoweek. - "У нас в команде настоящие звезды - мои напарники."

Оценивая трио своих побед, Рене уверен: "24-часа Нюрбургрина - самая сложная гонка на Земле. Я участвовал во многих: Дайтона, Спа, Ле-Ман, но Нюрбургринг намного сложнее. Это сумасшедшая гонка и тебе действительно нужна удача, чтобы победить, ведь столько всего может случиться. Вообще, ехать по Петле ночью - не проблема. Проблема когда ночью после дождя небо расчищается и трасса начинает медленно подсыхать. Ты едешь на сликах по единственной траектории, которую едва видно, а потом тебе нужно кого-то обогнать. Туман, дождь, единственная сухая траектория на сликах - это действительно самое интересное сочетание факторов на Земле!"

Рене Раст

Умение не поддаваться страху, а задействовать его в нужный момент, чтобы "включить" примитивные части мозга, которые будут подавлять более продвинутые функции, вроде инстинкта самосохранения - это то, что делает гонщика "другим". Наш мозг имеет мендалину - область, которая реагирует на различные первобытные стимулы, в частности страх. Этакий копчик для мозга, доставшийся нам от первобытных людей и ставший бесполезным в нашей сегодняшней жизни. Когда миндалина приходит в действие, надпочечники начинают выкачивать химические вещества, такие как адреналин, и разносить горячую кровь в мозг и мышцы. Тело начинает производить больше тестостерона, который будит агрессию. Пилот в этот момент становится ведомым примитивными желаниями и азартом. Умение подавить разум и современные области мозга, чтобы разбудить первобытный страх - вот с чего начинается становление пилота. Кураж, подавляющий импульсы, требующие приподнять правую ногу, и переводящий мозг в "примитивный режим", заставляя вырабатывать адреналин, ускорять сердцебиение, закипать кровь - вот, что делает гонщика особенным. А что будет, если все пойдет не так и обернется облаком из пыли и кучи карбоновых обломков? Задавался ли таким вопросом Рене в моменты, когда разумнее отступить, замедлиться, а не нырять в калитку на скользкой мокрой трассе в 3 часа ночи, когда остальной мир уютно спит в своих постелях?

"Иногда я спрашиваю себя: "Что ты делаешь? Зачем ты это делаешь? Это же безумие!". Все зависит от ситуации," - говорит Рене. - "Если ты лидируешь, если у тебя достаточно времени, чтобы подумать, ты особо не рискуешь, потому что едешь не на 100%, а только на 95. Остальные 5% позволяют твоему мозгу размышлять о том, что может пойти не так, что можно сделать на следующем круге. Но когда ты кого-то преследуешь, ты выкладываешься на 110% и у тебя просто не остается возможности о чем-либо думать. Твоя задача сократить отставание. Только потом ты думаешь: "$%@, что ж я наделал?!". В общем, все зависит от ситуации."

Вторая часть интервью с Рене

Представленые фотографии принадлежат Audi.