За два месяца до рождения Николаса Хэмилтона врачи сообщили его семье о том, что он никогда не сможет ходить. Разновидность церебрального паралича вызвала постоянную неподвижность нижней половины его тела. До 11 лет Ник был прикован к инвалидному креслу, но не прекращал мечтать о гонках. Перед глазами был живой пример Чемпиона мира: его старший брат Льюис прошел путь от прокатного картинга до трех титулов в Формуле 1.

Многие годы Ник боролся, пытаясь восстановить подвижность своих ног. Шансы на то, чтобы когда-нибудь сесть за руль гоночной машины, были невелики. Но все начало меняться, когда Николас начал знакомиться с миром гоночных симуляторов. Проведенные в неизведанном виртуальном мире часы заложили основу его профессиональной карьеры. После многочисленных успехов в сетевых баталиях и побед в нескольких чемпионатах Ник, наконец, сел за руль настоящей машины. Его дебют состоялся в 2011 году в британском Renault Clio Cup, а два года спустя выступления продолжились в European Touring Car Cup. Совсем недавно Николас стал первым пилотом с инвалидностью, выступающим в British Touring Car Championship.

Смена Хэмилтоном инвалидного кресла на кресло в гоночной машине вдохновила многих. Продолжая преодолевать свои физические ограничения, Ник работает консультантом над Project CARS с 2012 года. Гоночный симулятор от лондонской Slightly Mad Studios был создан с помощью необычной краудфандинговой модели и получил множество восхищенных отзывов за поведение машин, достоверность окружения и многочисленные настройки управления. Спустя год после долгожданного запуска, независимый разработчик выпустил издание Game of the Year Edition, включив в него новые машины и трассы для поддержания интереса.

В работе над сиквелом Project CARS, который прямо сейчас находится в разработке, студия продолжает сотрудничество с Хэмилтоном для создания аутентичного гоночного опыта. Мы обратились к Николасу и Стивену Вильджоэну - гейм-директору Slightly Mad Studios, чтобы они рассказали о своей совместной работе и о том, как симуляторы могут помочь в подготовке к реальным выступлениям.

Когда ты впервые заинтересовался гоночными симуляторами?

Николас Хэмилтон: Кажется, это было в 2007. GTR стал первой игрой среди всех симуляторов. Это было круто и оттуда я начал. В Интернете я нашел несколько чемпионатов и серьезно занялся этим. Я решил, что играя в симуляторы я смогу получать удовольствие и одновременно узнавать что-то новое об этом спорте.

В недавнем видео Project CARS, где ты рассказывал свою историю, прозвучали слова: "Для нас, Хэмилтонов, либо все, либо ничего". Каково расти с таким девизом? Насколько пристально ты следил за карьерой своего брата?

Хэмилтон: Я вырос с ограничениями, но всегда был окружен автоспортом. Между мной и Льюисом восемь лет. Когда я рос, он уже делал первые шаги в карьере. Сначала это было хобби; мы каждую неделю катались на картодром. Но чем серьезнее и успешнее выступал Льюис, тем серьезнее к этому относилась вся семья. Когда ты посвящаешь себя автоспорту, то вся семья ест, спит и дышит твоей карьерой. Для нас этот девиз означает, что мы либо делаем что-то как следует, либо не делаем совсем. Такой подход я использую и в борьбе со своим недугом. Если я пытаюсь достичь чего-то, то независимо от того, как сложно и какие препятствия стоят на пути, я стискиваю зубы и делаю это, либо вообще за это не берусь. Речь о достижении цели, которую ты ставишь, учитывая имеющимися возможностями.

Как онлайн-игры стали пропуском в профессиональный спорт? В какой момент ты решил сменить виртуальный мир на реальный?

Хэмилтон: На самом деле это было не мое решение. Однажды мой брат обратился ко мне со словами: "Ты весьма хорош в онлайне. Почему бы не попробовать в реальности?" Для меня это было шоком, потому что в симуляторах я не использовал педали. Из-за своих ограничений я всегда использовал кнопки на руле. Я не знал, возможно ли это, и насколько сложным будет переход. Сомнения касались возможности использовать мои ноги. Преодолеть это было самым сложным.

Льюис (слева) и Николас (справа) Хэмилтоны

Расскажи о своем первом опыте на реальной трассе.

Хэмилтон: Первой машиной, которую я водил, была BMW M3. Я катался по трассе рядом с моим домом. Мы просто решили попробовать и повеселиться, не задумываясь о времени на круге. Однако в тот день я проехал быстрее инструктора. Все были этим шокированы. Мой отец был по-настоящему удивлен, что я действительно смог это сделать. Чтобы убедиться в том, что это не было простой случайностью, через несколько недель мы вернулись проверить, смогу ли я проехать так же хорошо. И я смог. С этого момента это превратилось в нечто большее. Мы приняли решение попробовать в настоящих гонках и выбрали Renault Clio Cup.

Что было самым сложным в тот момент?

Хэмилтон: У меня было лишь несколько дней для тренировок перед первой гонкой. Я был очень неопытным. Было множество различных вещей, которые пришлось преодолеть в моей голове. Начинать было очень страшно. Было очень не комфортно, поскольку я чувствовал, что не готов к гонке с людьми, которые выступают по 10 и 15 лет. Это раздражало. Но как только гонка стартовала, все мои нервы исчезли. Я сконцентрировался на постоянном самосовершенствовании.

Какие модификации были сделаны на твоей машине?

Хэмилтон: Каждый раз, собираясь ехать в гонке, я хотел убедиться в том, что машина не была серьезно переделана. Я не хотел использовать ручное управление - только ноги. Я хотел ускоряться и тормозить ногами без каких-либо недостатков. Мы просто изменили педали так, чтобы можно было более эффективно их использовать. В стандартной машине есть три педали: газ, тормоз и сцепление. Сцепление мы перенесли на рычаг за рулем, а педали газа и тормоза сделали шире. Еще мы приподняли сидение. Необходимый минимум, которого я и хотел.

Project CARS

Ты уже некоторое время вовлечен в работу над Project CARS. Как началось твое сотрудничество со Slightly Mad Studios?

Хэмилтон: Я всегда хотел быть вовлеченным в разработку игр. У меня была идея игры, в которой ты начинаешь в картинге и двигаешься по миру автоспорта. Тогда в 2012 году не было игры, в которой можно было начать на начальном уровне и пройти свой путь. Я позвонил кое-кому, кого знал в игровой индустрии, и он спросил: "А ты слышал про Project CARS?" Нет, не слышал. Концепт включал почти все, чего мне хотелось. Меня представили, и с ноября 2012 года я работаю со Slightly Mad Studios.

Стивен Вильджоэн: Ник увлекся гоночными симуляторами с одной из наших предыдущих игр, так что было интересно замкнуть этот круговорот. Его роль можно описать как: советник по вопросам физики. С нами работает много таких людей, которые помогают нам тонко настраивать игры, чтобы гоночный опыт в них соответствовал реальному настолько, насколько это возможно. Грубо говоря, когда мы готовы к отзывам, мы выкладываем машину в симулятор. Ник берет ее на обкатку и рассказывает о том, как он чувствует шины и управление по сравнению с реальностью. Затем мы начинаем вносить небольшие корректировки до тех пор, пока он не скажет, что машина ощущается так, как должна. Кроме того, он дает нам бесценные советы о том, что значит быть профессиональным гонщиком. Столько всего спрятано от глаз обычного человека: контракты, продвижение, спонсоры. Это та информация, которую мы считаем очень полезной и стараемся внедрить ее в дизайн игры. Для того, чтобы игрок ощутил себя профессиональным гонщиком, необходимо симулировать подобные вещи в полном объеме.

Ник Хэмилтон

Может ли захватывающий мир гоночных симуляторов подготовить гонщика к реальным выступлениям?

Вильджоэн: Некоторые пилоты, с которыми мы работали, утверждали, что игра помогает им улучшить свои позиции а гонке. Например, для 24-часовой гонке в Ле-Мане в Project CARS мы симулируем полноценный цикл смены дня и ночи. Так что вы можете выставить 26 июня 2016 года, 8 утра в игре и наша система установит солнце туда, где оно должно быть в это время. Таким образом вы можете оценить влияние освещения на ваш обзор. Рене Раст сказал, что в реальной гонке он точно знал, где солнце взойдет и был готов к этому. Кроме того, мы работаем с гонщиками, которые чувствуют, что их машины достоверно симулируются, и действительно могут готовиться к гонке.

В других видах спорта, например в гольфе или теннисе, вы можете взять клюшку или ракетку и пойти тренироваться. В автоспорте тренировки - это дорогое удовольствие. По крайней мере, если вы не находитесь на вершине, где все расходы может взять на себя команда. Правильный автомобильный симулятор может дать многое. Особенно в межсезонье, когда доступа на трассу вообще нет. Без сомнений они помогают.

"Изначально это было моей мечтой, моей личной целью. Но затем я начал понимать, как много людей я могу вдохновить. Теперь я веду их за собой. Теперь это касается не только меня." - Николас Хэмилтон

Хэмилтон: Думаю игры научили меня всем основам, которые были необходимы. В мире симуляторов я научился как подготовить себя к квалификации, как настраивать машину. Однако, как только дело доходит до подготовки реальной машины, прогреве шин и тормозов, ощущений от вождения, все совершенно меняется. Ты начинаешь видеть, как температура трассы влияет на поведение машины. Только попав на трассу и поехав в реальности ты начинаешь учить то, что игры дать не могут.

Несмотря на различия, ты веришь в то, что твой интерес и успехи в онлайне, влияют на твою профессиональную карьеру?

Хэмилтон: Если бы не было компьютерных игр, консолей и прочих гаджетов, я бы точно не был там, где я нахожусь сейчас. Я начинал с игр на PC и консолях Playstation 1 и 2, затем купил Xbox. Мой отец всегда говорил, что я никогда не смогу сделать карьеру, играя в игры. Он хотел, чтобы я сконцентрировался на деле, почитал книжку. Но я следовал за своими желаниями и, честно говоря, если бы не игры, то у меня бы не было моей карьеры. Не знаю, один ли я такой счастливчик, или таких много, но лично для меня это стало воплощением того, к чему я всегда стремился. Иногда что-то не получается, но это лишь значит, что нужно стараться усерднее. Количество раз, когда я терпел неудачи и приходилось подниматься с колен, сумасшедшее.

Ник Хэмилтон в Slightly Mad Studios

Что гонки значат для тебя, что заставляет двигаться вперед?

Хэмилтон: Я всегда хотел гоняться и почти всегда терпел неудачи. Мой отец не хотел, чтобы я занимался этим. Он не думал, что это возможно с моими ногами. И поскольку этот спорт очень опасен, он не хотел подвергать меня лишнему риску. Теперь, когда я знаю что могу, мне хочется еще больше. Автоспорт это моя жизнь. Это все, что я знаю. Не скажу, что дело в адреналине, скорее это желание добиться всего, что возможно. Это желание стоять на вершине подиума. Это то, что радует меня. Изначально это было моей мечтой, моей личной целью. Но затем я начал понимать, как много людей я могу вдохновить. Теперь я веду их за собой. Теперь это касается не только меня.

Вне твоей автоспортивной карьеры, продолжаешь ли ты участвовать в разработке Project CARS?

Хэмилтон: У меня есть моя карьера, я наслаждаюсь гонками, но я так же полностью увлечен работой со Slightly Mad Studios над вторым Project CARS. Я всегда хотел работать в игровой индустрии, независимо над гонками или нет. Сейчас я, в некотором роде, живу в мечте.

Что мы можем ожидать от сиквела?

Вильджоэн: Будет несколько значительных изменений. Мы отправим вас на новые поверхности в раллийных и ледовых гонках, предложим многочисленные нововведения в системах симуляции и проведем по новым форматам чемпионатов. У нас множество новых машин и даже брендов, которые мы не могли позволить себе раньше. Теперь мы на радаре у многих производителей, люди знают о нас. Они чаще идут на уступки и соглашаются на цены, которые мы можем себе позволить.

У нас много усовершенствований для сетевой игры и виртуальной реальности. Мы доводим до совершенства те области, которые влияют на аутентичность. В качестве примера, в первом Project CARS мы могли симулировать 24-часовой цикл. Теперь же мы можем симулировать смену времен года. Вы увидите снег зимой и другой цвет листвы осенью. Это просто невероятно влияет на гонки. Если на трассе холодно, то вы хотите видеть это по внешним факторам и влиянию на машину. Тоже касается дождя. На одной части трассы может светить солнце, а через пару поворотов расположена дождевая туча. В игре будут реалистичные лужи, и они будут влиять на поведение машины. И это не будут заранее нарисованные картинки, это полноценная симуляция. Склоны на трассе будут определять, в каких местах будет скапливаться лужа. Вдобавок, все это будет выглядеть и звучать еще лучше.

Автор статьи: Mona Lalwani
Перевод: Дмитрий Афанасьев
Оригинальная статья