От Джеймса Бонда до Стига, от V8 Supercars до Indycar, от формул до прототипов LMP, от каскадера до консультанта Project CARS - все это Бен Коллинз.

Бен Коллинз

"Некоторые говорят, что однажды он затолкал Хелен Миррен в посудомоечную машину, и что на зимних олимпийских играх он получил дисквалификацию за то, что в скелетоне катился на настоящем скелете. Все, что знаем мы - его зовут Стиг!"

Именно так был представлен человек в белом костюме в очередном эпизоде всемирно известного автомобильного шоу Top Gear. На протяжении восьми лет личность Стига была наиболее таинственной в мире шоу-бизнеса. Про него говорили, что он завтракает прямо в шлеме, который не снимает на съемочной площадке. В 2009 году ведущий шоу Джереми Кларксон написал в своей традиционной колонке о том, что Стигу "надоели спекуляции журналистов о том, что он продавец ксероксов из Болтона, или живет в Бристоле" и что его личность, наконец, будет открыта всему миру. Следующим вечером Стиг снял свой шлем и оказался не кем иным, как... семикратным чемпионом Формулы 1 Михаэлем Шумахером. Многие таблоиды поверили в это примерно на 24 часа.

Но кто же был настоящим Стигом? Частично Кларксон все же дал верный намек, поскольку Бен Коллинз действительно родился в Бристоле и жил там пока работал в Top Gear. Открытие миру настоящего Стига в 2010 году оказалось весьма противоречивым, и многие даже назвали его самым ироничным персонажем в истории телевидения, но ведь для всех нас именно таким и был его персонаж.

Бен в костюме сиденья на съемках Форсажа 6

Для любого, кто следил за молодым Коллинзом в F3, включая таких будущих звезд Формулы 1, как Марк Уэббер, его стремление к скорости в сочетании с некоторыми запоминающимися, порой ужасными, авариями, были достаточными аргументами, чтобы предсказать, что Бен рано или поздно станет каскадером. Джеки Стюарт, однако, глядя на победы молодого Бена, имел иное мнение: "Когда вы увидите ребят, вроде Бена Коллинза, в Формуле 1, вспомните, что впервые увидели его здесь".

Для молодого Бена, впрочем, гонки начались поздно. В 19 лет он впервые провел тесты в гоночной машине, в 20 - участвовал в первом чемпионате и это, в сочетании с некоторой наивностью относительно коммерческих обязательств в автоспорте, привело к тому, что финансирование закончилось еще до того, как он смог присоединиться с своим бывшим соперникам по F3 в Формуле 1. Бен переходил из одной серии в другую, наслаждаясь успешной карьерой. На один сезон ему даже удалось перебраться за океан и провести насыщенный год в IndyCar Lights.

Все это происходило в тот же период, когда Бен Коллинз прятал свою личность за знаменитым белым шлемом, что по большому счету и предопределило его будущее в качестве звездного каскадера. За прошедшие годы Бен побывал на площадках множества высокобюджетных голливудских блокбастеров, включая три фильма о Джеймсе Бонде, Форсаже и грядущем Докторе Стрэндже от Marvel. Ну а когда позволяет время Бен гоняется в Ле-Мане.

Бен на выставке London Motor Show

В свободное от гонок и съемок время Бен наслаждается своим участием в разработке Project CARS. Тот факт, что он водил практически все возможные автомобили за годы своей гоночной карьеры и годы, проведенные в шоу Top Gear, в сочетании с честными отзывами об ощущениях от машин в Project CARS, делают его бесценным помощником для разработчиков в их стремлении к максимальному реализму.

Мы начинаем наше интервью с Беном с очевидного вопроса.

Бен Коллинз…

О новом Top Gear

Любой новой версии Top Gear, очевидно будет очень сложно достичь вершин оригинала. То же касается и нового совместного шоу Кларксона-Хаммонда-Мэя, когда оно выйдет в свет. Они тоже будут под пристальными взглядами, но такова реальность. Правда в том, что того Top Gear, который мы знали, уже никогда не будет. Я думаю, что нам просто нужно принять эти изменения. Аудитории и тем, кто делает эти шоу, просто нужно двигаться дальше. В текущей ситуации многое еще будет меняться, будут сделаны нужные выводы. Собственно, определенные изменения уже происходят, как, например, уход Криса Эванса. Надеюсь, со временем аудитория начнет внимательнее присматриваться к новому шоу и принимать его таким, какое оно есть сейчас. Честно говоря, мне очень сложно судить, поскольку все это еще на ранних стадиях, но на мой взгляд там есть определенный потенциал. Очевидно одно - шоу уже не будет прежним.

О работе каскадера

Я работал над тремя фильмами о Бонде. Первым был "Квант милосердия", затем "Скайфол" и затем небольшая работа над "Спектром". Невероятно приятно принять участие в столь значимой франшизе. Создатели всегда создают нечто визуально впечатляющее. Кроме того я работал над новым фильмом, который скоро выходит и называется "Доктор Стрэндж". Было очень круто. Надеюсь зрителям понравится эпизод с моим вождением. Я люблю фильмы Marvel, и Доктор Стрэндж - очаровательный персонаж, о котором я многое узнал, работая над фильмом.

Об искусстве каскадерского вождения

Время, необходимое для съемки сцены, может сильно различаться. Многие считают, что это не похоже на профессиональные гонки, где ты имеешь лишь один шанс сделать все правильно. Ты можешь сделать это хорошо или плохо, но ты не можешь повторить это еще раз и, затем, еще раз. В фильме, казалось бы, ты можешь повторить сцену, но в действительности это, зачастую, совсем не так. Ты стараешься сделать все правильно с первого раза или каждый раз, поскольку существует множество других факторов - от камеры до массовки и видения режиссера. Ты никогда не знаешь, какая из попыток будет использована, поэтому если ты не будешь выкладываться полностью в каждой попытке, то все может закончится тем, что в том единственном идеальном со всех точек зрения кадре облажался именно ты. Поэтому ты стараешься выложиться полностью в каждой попытке и надеешься, что каждая твоя попытка настолько хороша, насколько ты мог ее сделать. Часто, если ты сделал все правильно с первого раза, то все - они берут этот проход и переходят к следующей сцене, что всегда радует всю вовлеченную в съемки команду, особенно в поздний час.

Съемки Кванта милосердия

О вкладе, который сам каскадер делает в трюки

При съемке любого эпизода, если я считаю важным дать какой-то совет, то делаю это. Однако, в большинстве случаев команда уже имеет четко поставленную задачу. Многие из тех фильмов, над которыми я работал, имели предварительную визуализацию, которая представляет собой анимированную компьютерную сцену. Зачастую, эти сцены очень подробны, и ты уже знаешь, под каким углом нужно проходить скольжение, или какую часть машины и в каком месте необходимо повредить. Будучи каскадером, вы вынуждены четко следовать сценарию и уважать и подчиняться видению режиссера. Моя работа заключается в том, чтобы найти способ получить необходимые кадры, ведь то, что работает на бумаге, не всегда работает в реальности. Я всегда стараюсь выполнить задачу так, чтобы это отлично смотрелось в фильме.

Съемки Скайфола

О лучшем трюке

Мне частенько везет на большие впечатляющие сцены с большим количеством движущихся объектов (включая людей), которые необходимо объезжать. Это те моменты, когда ты начинаешь нервничать, поскольку одно дело просто разбить машину - да, глупо, но ничего страшного - и другое дело, когда ты едешь среди живых людей. Это совершенно иное измерение. Речь о жизни и смерти. Необходимо быть супервнимательным. 

Одним из самых сложных трюков была сцена из Форсажа 6, где мы дрифтовали по Лондону. Двум машинам нужно было ехать очень близко друг к другу, а они, честно говоря, не очень подходили для дрифта. Машина, на которой ехал я - старый Dodge Charger с крылом Daytona - была очень сильно занижена, и при входе в управляемый занос, когда я выворачивал колеса в противоположную сторону, шины закусывались колесными арками. Приходилось дергать рулем, чтобы освободить их. Т.е. мало того, что сам угол поворота весьма невелик, так еще при атаке на грани колеса начинают застревать в арках. Это было слегка за гранью. И вот так мы скользили по Пикадилли поздней ночью с несколькими сотнями человек вокруг. Основную часть массовки мы контролировали, но все же толпа была огромной. Не хотелось в нее врезаться. После пары стрессовых ночей мы все же сняли нужные кадры, и они смотрятся отлично.

О том моменте, когда что-то пошло не так

Ну я падал с велосипеда, когда был ребенком. Это считается? Но если говорить о съемках, то моментов всегда предостаточно. Забавный момент был во время съемок эпизода с трехколесным Robin Reliant для Top Gear. Они хотели, чтобы машина упала на бок, но я нашел способ перевыполнить задачу и опрокинул ее на крышу. Результат выглядел очень смешно и глупо. Это сложно описать. Машина сначала упала на бок, затем перевернулась, поехала назад, взлетела в воздух и снова упала. Это действительно было очень странно!

О гонках и чемпионате Time Attack для Project CARS

Я никогда не вешал перчатки на гвоздь, но в этом году у меня не будет времени на гонки, поскольку я вовлечен в фильмы и телевизионные проекты, которые займут несколько месяцев. Сейчас я больше сфокусирован на съемках, тогда как последние несколько лет я гонялся на Ferrari 458 в чемпионате FIA WEC. Все шло очень неплохо: я показал лучший круг в 2014 в классе Pro-Am и лидировал в первой гонке сезона на протяжении нескольких часов под дождем. Я очень доволен этим. Жаль, что я по-прежнему не выиграл Ле-Ман. В 2014 мы шли на втором месте до проблем с коробкой передач в конце гонки, но все же смогли добраться до финиша, что тоже хорошо. Я скучаю по гонкам, но мне удалось поучаствовать в чемпионате Time Attack с Project CARS на Ford Fiesta, которая немного медленнее Ferrari! Но на самом деле это очень веселая машинка класса Pocket Rocket с расположенным спереди двигателем мощностью в 300 л.с. Управляется она при этом исключительно хорошо. Мы выступили очень неплохо. В первой гонке в Brands Hatch мы финишировали на третьем месте, затем в Oulton Park в первой сессии под дождем мы везли всем 3 секунды. Последняя сессия была сухой и мы финишировали вторыми. Мы постоянно улучшали машину. Oulton Park - одно из моих любимых мест, поэтому какое то время мне удалось отыграть за счет знания этой трассы, команда смогла немного облегчить машину и произвела небольшие модификации, которые тоже помогли. Так что нет, перчатки все еще на мне. К тому же я постоянно вовлечен в работу над симулятором, что помогает мне оставаться в форме и быть готовым выйти на трассу.

Ford Fiesta команды Project CARS чемпионата Time Attack

О том, что случилось с гоночной карьерой молодого Бена Коллинза

Я не гонялся на картах, когда был маленьким. Моя карьера началась очень поздно. Я начал с открытых колес с целью добраться до Формулы 1. Я был не особо прагматичным в отношении своей карьеры: либо Ф1, либо ничего. Я не обращал внимание на гонки кузовных машин, которые, как выяснилось позже, немного ненормальные. Гоночный инженер советовал: "Слушай, есть Формула 1, но есть и кузовные серии", а я в ответ: "Да? Какие серии?". Я действительно даже не подозревал, что есть машины, способные ехать со скоростью 370 км/ч в Ле-Мане. Когда я, наконец, сел в одну из таких машин, то провел одну из лучших гонок в жизни. Тогда эти машины были даже более захватывающими, чем Ф1. В 2001 и 2002 я гонялся на Lola или Ascari A410 с двигателем Judd. Это был один из тех очень громких V10, раскручивающихся до 12 тысяч оборотов. По итогам чемпионата FIA Sports Car Championship мы даже финишировали третьими. Это стало самой захватывающей частью моей автоспортивной карьеры. Машины вознаграждали тебя за твои умения, были очень сложны и были самыми быстрыми из тех, что я когда-либо водил. Именно это стало шагом в сторону от Формулы 1.

Что касается моей прерванной карьеры... Все дело в отсутствии толстого кошелька. К сожалению, необходимость иметь большой бюджет охватила все топовые серии и стала препятствием на пути талантливых ребят. К счастью, многие кузовные серии еще сохраняют доступность, но со временем и сюда все сложнее попасть.

Бен за рулем Ascari A410

О том, как была получена работа Стига

Ну, в общем, я смотрел Top Gear, как и вы. В то время там был Стиг в черном, который продержался меньше года, прежде чем был сброшен с авианосца "Непобедимый". Я подумал: "А ведь это неплохая работа. Было бы здорово!" Стиг казался мне фантастическим персонажем, благодаря которому можно было бы гоняться, маскируясь ото всех. Я написал продюсерам и был приглашен на собеседование. В качестве собеседования я проехал по трассе Top Gear на Ford Focus. Я с приличным запасом побил рекорд предыдущего Стига, пообщался с парнями и, спустя пару месяцев, мне позвонили и предложили работу. Позже я узнал, что моя кандидатура была утверждена едва ли не в первый же день, но поскольку мне об этом не сказали, я занимался своими делами. Я записался в армию в качестве резервиста и вернулся к полноценным гонкам. В общем, тот год, когда раздался звонок, уже был весьма насыщенным!

О ярких моментах за восемь лет, проведенных в Top Gear

Их было много. К началу работы в шоу я уже снимался в рекламе и работал над фильмами, поэтому все, что я делал в шоу, казалось мне очевидным. Весь процесс был естественным и, что приятно, в Top Gear очень ценили это, потому что они постоянно искали новые способы сделать привычные вещи иначе, особенно в самом начале, когда весь коллектив состоял из небольшой группы талантливых ребят, полных безумных идей. Мы могли собраться вместе, обсудить идею, пойти и снять эпизод. Прыжок с парашютом в движущуюся машину, скейтборд против машины, футбол на машинах - все это было придумано в ранние годы, когда нас ограничивало только небо. Это была ключевая эпоха Top Gear. Со временем нам было все сложнее продвигать свои идеи, поскольку мы были загнаны в рамки определенного формата и это немного расстраивало. Но это то, что происходит на телевидении. Привычные вещи приедаются и их нужно менять.

О самой безумной идее для трюка

У нас их было много. Иногда одна ужасная идея, которая была отвергнута, затем перерождается, и пару эпизодов спустя ты получаешь что-то новое. Благодаря этому процессу я многому научился. Многому меня научил и Энди Вилман - исполнительный продюсер, который всегда знал, о чем думает аудитория, что ей нравится, а что - нет. Он всегда держал руку на пульсе, и это помогает многое понять в мире телевидения. Он в этом гений. Нужно понимать, что не все идеи, рожденные в твоей голове, могут воплотиться на экране. Сначала тебе нужно попытаться убедить команду. Телевидение - это жестокий фильтр.

О том, как он был вовлечен в работу над Project CARS

Я вырос, играя на Atari и прочих подобных штуках, и я всегда разочаровывался в гоночных играх. Я всегда считал их плохими, за редким исключением в виде ранних игр для PC, вроде MicroProse GP2. Это была моя любимая игра. Ян Белл - глава Slightly Mad Studios - узнал о моем пренебрежительном отношении к играм, о том, почему я считаю их некачественными, и о том, что я не считаю их реалистичными. Он попросил о встрече через нашего общего друга. Было невероятно приятно встретиться с Яном. Любой, кто встречал его, знает, что это ураган гениальных идей. Мы прекрасно пообщались, он поделился своим видением ультра-реалистичного симулятора. Все звучало здорово, но в то же время я думал: "Звучит очень амбициозно, но я даже не представляю, как ты это сделаешь". Плюс к этому, сама идея краудфандинга - на тот момент об этом никто даже не слышал - и команда разработчиков, разбросанных по всему миру - все это звучало как научная фантастика. Однако, он был настроен очень серьезно и хотел иметь в команде настоящего циника, который честно и прямо рассказывал бы о поведении машин. Я поймал его на слове, он поймал на слове меня, и мы приступили к работе. Два года спустя я был ошеломлен тем, что все это действительно работает. Общение через глобальную платформу работает, сбор средств работает - все это складывается вместе и получается потрясающе красивый симулятор, в котором невероятно приятно гоняться. Что мне нравится больше всего, так это отсутствие того финансового барьера на пути многих гонщиков, о котором мы говорили ранее. Игра открывает мир автоспорта для миллионов игроков и становится невероятно доступной отправной точкой. Конкуренция жесткая и те позиции, которые Project CARS занимает в киберспорте, говорят сами за себя. Здорово, что так много людей запали на это.

О своей роли в Project CARS

Моя основная роль это консультации по вопросам физики. Я понимаю, как работают машины с точки зрения управления и это главное в моей работе. Разработчики пытаются довести модель шин до идеала, поскольку, в конце-концов, именно шины определяют управляемость. Сама машина это, если хотите, лишь проводник, соединяющий шины с вашим задом и руками. Вес и подвеска машины, разумеется, тоже важны, но именно шины делают основную работу, и именно поэтому так важно сделать их настолько точными, насколько возможно. Моя задача состоит в том, чтобы постараться почувствовать, что делают шины, и постараться улучшить эти ощущения, чтобы машина управлялась интуитивно. К счастью, благодаря моей уникальной карьере, я водил большинство машин, имеющихся в симуляторе, и могу помочь в тонкой настройке физической модели на те ощущения, которые должны быть в реальности. В студии так много талантливых и способных ребят, которые делают идеальные трассы, делают так, чтобы машины потрясающе выглядели и звучали. Разумеется, все это не имело бы особого значения, если бы машины не управлялись так, как должны. Благодаря функции обратной связи, которая соответствует реальной, я могу подсказать, как сделать так, чтобы машины реалистично вели себя на торможении и в поворотах, как сделать ощущения от машины более естественными настолько, насколько это вообще возможно.

Разработчики из Slightly Mad Studios и Бен Коллинз

О виртуальной реальности

Впервые я надел очки пару месяцев назад на выставке London Motor Show с Project CARS и попал в аварию на Oulton Park. Это были самые впечатляющие ощущения. Я провел четыре года перед плоским экраном, тестируя машины. Впервые одев очки, я был полностью погружен в симулятор. Я испытывал симуляторы Формулы 1 с панорамными экранами, но очки на три или четыре уровня выше, благодаря наличию перспективы, независимо от того, куда ты смотришь. Ты полностью забываешь, что находишься в игре. Это Святой Грааль для игр. Это то, что заставит вас поверить в то, что вы едете со скоростью 320 км/ч в машине GT по Ле-Ману или Oulton Park. Когда я тестировал игру в очках и вылетел в стену, то, скажу я вам, перед ударом я интуитивно сгруппировался и схватился за ремни безопасности, ожидая сильного удара, поскольку в реальной жизни я бы сделал то же самое (и, скорее всего, сломал бы ноги). Вот насколько это погружает в игру. Это фантастическая система. Думаю с Oculus качество изображения улучшилось в разы. Разумеется, в будущем будут выпущены более совершенные системы, но уже сегодня в них отсутствует какая-либо задержка, а это ключевой фактор. Это действительно затягивает.

Без сомнений, будущее за виртуальной реальностью. Сложно представить, что это будет не так. Я не большой фанат движущихся платформ. Делая профессиональные тесты, я всегда их отключаю, потому что невозможно воссоздать реальные перегрузки, но виртуальная реальность это 100% будущее.

О борьбе с себе подобными

Прозвучит самоуверенно, но я никогда не боялся соперников. Мой мозг, в ущерб мне, работает иначе, поэтому я часто попадал в крупные аварии. В моей голове не было голоса здравомыслия, который сказал бы мне, что глупо обгонять две машины по внешней траектории на скорости около 200 км/ч, как я сделал в своей первой гонке в Brands Hatch, а после сидел в корыте без двигателя и колес. Мне действительно приходилось прогонять все эти моменты в своей голове и учиться здравому смыслу.

О страхе за рулем

Приотпускать ногу с педали газа в повороте, потому что тебе кажется, что машина не впишется - это скорее вопрос координации глаз и рук, нежели страх как таковой. Тем не менее, существует несколько трюков, которые иногда приходится использовать, чтобы убедить себя. Не думаю, что это страх, но иногда правая нога сама поднимается, как-будто имеет свой собственный мозг. Я научился его обманывать. Если ты знаешь, что поворот проходится "в пол", а мозг твоей ноги с этим не согласен, то нужно просто покрутить коленом. Мозг считает, что ты отпустил педаль, хотя ты продолжаешь ехать "в пол"... и сталкиваешься с последствиями, если ошибался.

На съемках Кванта милосердия

Все гонщики, определенно, немного чокнутые, потому что мы всегда в поиске экстремальных ситуаций, которые необходимы нам, чтобы жить. Довольно странно искать и вообще нуждаться в таком. Я думаю, что слова Сенны о том, что все мы ищем эмоции, очень точны. Мы ищем что-то, что сможет раскрыть наш потенциал, и адреналин, вызываемый скоростью, это один из вариантов. Человек - невероятно способное существо. Наш организм упирается в скорость бега, но при этом мы способны управлять машиной, которая скользит на скорости в сотни километров в час, и просто невероятно, что мозг спопосбен работать на таком уровне. Нет большего кайфа, чем это...

О любимом контенте в Project CARS

Я бы хотел проехать на моей старой Ascari по одной из трасс в Project CARS. Я бы хотел видеть Макао, но правда не на Ascari! Ascari с ее V10 много скользит и пробуксовывает на первой, второй и третьей передачах (в дождь даже на четвертой и пятой), и мне это нравится. Что касается того, что есть в наличии, то мое любимое сочетание это Formula B и Oulton Park.

Бен испытывает Oculus Rift

О том, почему реальные гонщики всегда проигрывают сим-рейсерам

Ну, я бы сказал, что отставание сокращается по мере того, как сокращается разрыв между реальным и виртуальным мирами. Как только поведение машин будет идентичным, мы будем равны, но до тех пор условия всегда будут не в нашу пользу, потому что реальные гонщики взаимосвязаны с реальной машиной, и этот опыт всегда будет диктовать ожидания от симулятора, а это не всегда самый быстрый способ ехать по трассе. Я совершенствуюсь в этом направлении и гораздо ближе к сим-рейсерам, поскольку мы сокращаем отставание. Мы очень близки, и я на самом деле очень оптимистичен в отношении Project CARS 2. Я уже вижу, что мы вышли на новый уровень и близки к тому, что позволит мне раскрыть мой потенциал, и тогда... тогда я раскрою свою личность в сети!

... и, надеюсь, смогу дать всем прикурить!